UniCon-2014: Репортаж TUT.by о панели Mars One

Виталий Королев/ Фото: Тарас Круцких, AFISHA.TUT.BY Участники проекта Mars One ответили на вопросы фанатов межгалактических полетов - опубликовано 1 апреля 2014

29 и 30 марта в Минске прошел фестиваль любителей научной фантастики UniCon (Universe Convention, Конвенция Вселенной). Размах мероприятия удивил не только белорусских фанатов Star Wars, Star Trek и иже с ними, но и гостей из России. Программа фестиваля была не менее богатой и разнообразной, нежели фантастические миры, созданные Айзеком Азимовым, Джорджем Лукасом или корпорацией Marvel.

Особого внимания заслуживает первый открытый диалог с широкой публикой, который в рамках фестиваля провели белорусские участники проекта Mars One Виктория Лазарева и Андрей Орлов. Вопросы, которые им задавали фанаты межгалактических полетов, отнюдь нельзя назвать стандартными или дежурными. Да и вообще, разве может быть скучным разговор между людьми, которые полетят на Марс, и любителями научной фантастики?

Mars One (Марс один) - частный проект, которым руководит голландец Бас Лансдорп (1977 года рождения). Проект предполагает полет на Марс с последующим основанием колонии на его поверхности и трансляцией всего происходящего по телевидению. Первая группа, состоящая из четырех человек, должна отправиться в семимесячное путешествие в 2024 году. Приземлившись на Марс, поселенцы будут жить в собранных роботами модулях, синтезировать себе кислород и воду и периодически получать с Земли посылки с медикаментами и прочими необходимыми вещами. Далее планируется отправлять на Марс новые четверки колонистов каждые два года.

Что вы возьмете с собой в полет?

Андрей Орлов:

- Главное, не забыть взять с собой здравый смысл. А вот сувениры я брать не буду: это будет только напоминать о доме, тянуть назад и мешать миссии.

Виктория Лазарева:

- Все, что мне нужно, есть в компьютере.

Вы читали в детстве фантастику, мечтали куда-нибудь улететь?

Андрей Орлов:

- Всю доступную мне фантастику я перечитал, но в детстве даже мечтать полететь куда-то не осмеливался. Но теперь, когда появился шанс, я сразу согласился.

Виктория Лазарева:

- В детстве научной фантастики я не читала, но мне нравились рассказы про путешественников, "Остров сокровищ" и тому подобное.

Как вы общаетесь с другими участниками проекта?

Андрей Орлов:

- На самом деле никакого общения нет – найти участников, как оказалось, очень трудно. Только меня легко нашли, потому что я в социальных сетях есть, а с Викторией, например, я только здесь познакомился.

Виктория Лазарева:

- На Facebook есть группа, в которую даже заходят организаторы проекта Mars One, отвечают на вопросы. Есть также открытый форум проекта.

Группы по четыре человека будут подбираться по психологическому принципу, чтобы исключить конфликты. А у вас есть какие-то предпочтения, с кем бы вы хотели полететь?

Виктория Лазарева:

- Да, но таких людей гораздо больше, чем три человека. Я даже не знаю, кого бы выбрала. Все люди очень интересные, единомышленники. Вот, например, есть участники из Израиля и из сектора Газа: у них все политические и религиозные вопросы отпадают, они общаются без проблем.

А как решаются вопросы религии? Может быть, кому-то она запрещает лететь в космос?

Виктория Лазарева:

- Там есть религиозные люди, но они не фанатики. То есть проблем с этим нет.

Вместе с какими фантастическими героями вы бы хотели полететь на Марс?

Андрей Орлов:

- С Брюсом Уиллисом. Выживать он умеет.

Виктория Лазарева:

- Я бы выбрала Спока и Дейту (персонажи сериала Star Trek. - Прим. авт.). Если я буду в панике бегать, не зная, что делать, они без эмоций примут верное решение.

Как вы думаете, получится ли реализовать проект Mars One в полном объеме, реально ли это?

Андрей Орлов:

- На самом деле ничего сложного в этом проекте нет. Единственная проблема – это финансирование. Технически все организовать можно в разумные сроки. Может быть, не 10 лет, а 15 понадобится, но надо просто ставить перед собой цель и потихоньку к ней идти. С другой стороны, многие против этого проекта, так как он не подразумевает возвращения обратно. Но на самом деле после такого длительного срока невесомости (во время полета. – Прим. авт.), а затем пониженной гравитации (на Марсе. – Прим. авт.) организм человека все равно не адаптируется к земным условиям. То есть по прилете он в лучшем случае останется инвалидом. Какой смысл возвращаться? Лучше уже остаться там.

В любом случае все путешествия (к Луне, в Америку, в Индию), по сути, были путешествиями в одну строну, никто не знал, чем они закончатся. Плавания длились годами, и пока экспедиция не вернется назад, о ней вообще ничего не знали. Мы сейчас в гораздо лучших условиях: все будет проходить практически в режиме онлайн. То есть я не вижу серьезных причин того, чтобы эта миссия не удалась. Это важное событие для человечества, так как последние 10 лет космические программы только сокращались. Тот же "Хаббл" (космический телескоп, автоматическая обсерватория на орбите вокруг Земли. – Прим. авт.) затопили в океане, а преемника запустят только в следующем году.

Вы не опасались, что из проекта сделают "Шоу Трумана" или, еще хуже, "Дом-2"?

Виктория Лазарева:

- Я уверена, что нам не будут раздавать сценарии, мол, вот с ним мне надо сегодня поругаться, дать ему пощечину по скафандру. Это будет чисто научная экспедиция.

Вам вообще не страшно было решиться на участие в проекте?

Виктория Лазарева:

- Я испытывала скорее не страх, а предвкушение чего-то нового, неведомого. Мне было страшнее не попасть в проект, чем попасть.

Вы не боитесь, что через 10 лет, когда надо будет лететь, вы передумаете?

Виктория Лазарева:

- Мы можем в любой момент отказаться от программы, даже за день до полета, но я надеюсь, что у меня запал не пропадет.

Как относятся к вашему полету в один конец родители и родственники? Они же понимают, что вы умрете не от старости.

Виктория Лазарева:

- Отец пока отшучивается, говорит: "Лети, хоть кормить тебя не надо будет".

Андрей Орлов:

- Ну, все же умрут, главное - как. Дочь у меня есть, так что наследие останется.

Следите ли вы за астрономическими новостями?

Андрей Орлов:

- Я постоянно слежу за новостями науки, читаю статьи в журнале "Популярная механика" и даже в своем блоге на основе научных открытий я развиваю свою теорию. И ее пока еще никто не опроверг.

Виктория Лазарева:

- Я тоже слежу не только за космической тематикой, но и за наукой вообще, читаю соответствующие паблики в Facebook, смотрю научно ориентированные каналы на YouTube.

Будете ли вы заниматься какой-нибудь научной деятельностью на Марсе?

Андрей Орлов:

- В основном мы будем заниматься только выживанием.

Как вы будете общаться в интернациональной команде?

Андрей Орлов:

- Знание английского языка требуется, но на самом деле сами члены экипажа будут решать, как им общаться между собой.

Представьте, что во время вашего пребывания на Марсе на Земле началась война и все люди погибли. Как бы вы себя повели без поддержки?

Андрей Орлов:

- Без поставок с Земли мы и года не протянем. Все может быть гораздо проще и без гибели человечества. Вот, например, мы там прожили 10 лет, и всем надоело это "шоу", финансирование прекратилось, камеры выключили и все.

Что будет, если вы встретите там разумных существ, в своем развитии опережающих нашу цивилизацию?

Андрей Орлов:

- Ну, если они опережают нас, то пусть они тогда и решают, что делать.

А если они будут на стадии Средневековья?

Андрей Орлов:

- Построим забор, чтобы они не воровали нашу клубнику.

Ощущаете ли вы себя героями?

Виктория Лазарева:

- Мы только заполнили анкету и больше ничего не сделали.

Читать полностью: http://afisha.tut.by/news/kaleidoscope/393079.html